21:12 

Причины

Cell-1984
In dedicato imperatum ultra articulo mortis
Три ветхих фургончика почти весь день пробирались через бездорожье пока не вышли к большой поляне. Циркачи расположили фургончики большим треугольником, разожгли в центре костер, и скромно отужинав легли спать еще до того как совсем стемнело.
Флора проснулась от того что с наружи, за стенкой фургона, кто-то разговаривал. Она потерев глаза маленькими кулачками и закутавшись в одеяло, подошла к дверце фургона и приотворив её выглянула наружу.
- Что это вы тут делаете? - Зевнув спросила она стоявших там 3 братьев - акробатов и мистера Глистнера
- Мы идем на охоту – ответил старший, мистер Глистнер смерил его не довольным взглядом.
- А еще, Ачильдо с братьями приведут тебе нового друга, медвежонка, ты же хочешь медвежонка? – Флора запрыгала от радости – а мистер Глинстер повернулся к братьям и добавил – Ну? Вы все слышали? Пошли!
Ачильдо тяжело вздохнул и опустив голову пошел в лес уводя с собой братьев.
Спустя пару часов после пробуждения Флору отправили собирать ягоды, не то что бы кто то ожидал что она принесет много ягод, просто чтобы маленькая энергичная девочка не путалась под ногами, за неё никто не беспокоился, так как все знали что звери её не тронут, и в лесу она никогда не заблудится.
Флора уже довольно долго шла, она шла и напевала себе под нос песенку, размышляя о том как ей и медвежонку которого приведут акробаты будет вместе весело, может быть даже мистер Глинстер придумает для них какой-нибудь номер, или даже нет! Она сама придумает, а мистер Глинстер похвалит её за это и позволит выступать с этим номером. За такими не хитрыми мечтаниями она удалялась все дальше и дальше от стоянки циркачей. Ее корзинка не была полна и на половину когда она вышла на большую поляну, усеянную цветами, Флора даже пискнула от восторга, и широко расставив руки побежала по поляне, радуясь этому простому чуду. Она собрала небольшой букет и вдохнула его аромат погрузив в цветы свое детское личико. Когда она оторвалась от цветов то ей словно показалось что на той стороне поляны кто то есть. Флора напряглась, и даже сделала шаг назад, она не боялась зверей, дикие звери её не тронут, но совсем другое дело это люди, люди опасны. Но потом приглядевшись она поняла что это всего лишь мальчик, он тихонько бродил по лугу и собирал цветы. Флора обрадовалась и пошла в его сторону, он стоял к ней спиной и не замечал её, когда до него оставалось несколько метров, она окликнула его и помахала рукой. Но мальчик ей не ответил, и не помахал рукой в ответ, в место этого он вздрогнул как загнанное животное и отскочил в сторону, смотря на неё огромными от страха глазами. Флора и сама вздрогнула от неожиданности, но быстро пришла в себя.
- Я тебя не обижу – она примирительно подняла руки с раскрытыми ладонями – я всего лишь девочка, все хорошо – она еще говорила что то успокаивающее и постепенно подходила к мальчику, который бросал в стороны испуганные взгляды, то и дело оборачиваясь назад, словно ожидал увидеть здесь кого-то еще.
По мере того как Флора подходила мальчик все больше успокаивался, и потом даже сделал шаг ей на встречу, выйдя из тени деревьев, ближе к центру луга. И тогда Флора увидела то, чего раньше почему-то не замечала. Земля словно вылетела у неё из под ног, девочка ошарашено шлепнулась на землю зажав рот ладошкой что бы не закричать. А мальчик казалось совсем успокоился, он снова обернулся и никого не увидев за своей спиной, подошел ближе к флоре и присел на землю прямо напротив неё. Флора хотела отвести взгляд, но не могла, у мальчика был зашит рот. Черными толстыми грубыми нитками, в местах где нитки пронизывали его губы были застарелые кровоподтеки, и кожа была словно омертвевшей, бледной с какими то темными пятнами. Мальчик в целом выглядел очень не здорово, потрепанная, видавшая виды одежда, и очень бледная, мертвенно бледная кожа, серые волосы. Но его глаза, сияющие добротой, золотистые глаза, они были больше чем живые. Это были самые добрые глаза какие она только видела в жизни. Она заглянула в них и успокоилась, и даже улыбнулась ему, он ей тоже улыбнулся, но лишь одними глазами, потом он протянул руку и помог ей встать.
- Меня зовут Флора - сказала девочка и сделала книксен - а тебя? - а потом тут же добавила «ой» и прикрыла рот рукой
Мальчик ничего не ответил, он только еще больше улыбнулся глазами и наклонил голову на бок
Флора невольно хихикнула, а потом и вовсе засмеялась, засмеялась над своей несообразительностью, засмеялась радуясь тому что мальчик на неё не обиделся, и просто засмеялась какому то необъяснимому чувству радости. Сначала они гуляли по лугу рвали цветы, собирая из них разные букеты, потом мальчик отвел её к небольшому пруду, и приложив палец к губам словно говоря «шшшшш» показал ей место с которого было видно норку каких то речных зверьков, они гуляли и играли весь день, Он все время молчал, но зато Она говорила за двоих, и хоть он не звуком не жестом не давал понять, понимает ли он её в принципе, её это совсем не заботило, почему то она знала что он её понимает, пусть не словами, а как то иначе.
День уже шел к закату, они снова вернулись на ту поляну на которой встретились, он посмотрел на неё, и она поняла что он прощается, и ей вдруг стало так нестерпимо одиноко, так как еще никогда не было, они может быть больше никогда не увидятся, завтра утром цирк уедет. Ей стало очень больно от этой мысли.
- Пойдем со мной – сказала она – пойдем, тебе будет хорошо с нами, мистер Глинстер придумает тебе какое-нибудь занятие? Или мы будем вместе выступать со зверями? Они наверное уже привели мне медвежонка? Пойдем, ну пойдем, пожалуйста – она взяла его за руку
Его глаза были все такими же добрыми и родными, но теперь они стали невероятно грустными, словно все печали мира нашли в них приют, они ничего не сделал, не повернул голову, не покачал ею, но она поняла, «Нет»
- Но мы же тогда никогда больше не увидимся, пожалуйста! – она заплакала, он отвел взгляд посмотрев куда то в сторону, в землю «Я не могу»
- Мы, мы… мы – Флору душили слезы, вместе с его ответами к ней приходило отчетливое понимание того что её желание не может сбыться, она обрела этого странного друга, но неизбежно потеряет его - Мы тебя вылечим – наконец выдавила она из себя и её рука потянулась к его губам, он проследил её движение, положил руку себе на губы и обнаружил что одна из нитей истрепалась и расползлась, почти разорвавшись. Его лицо исказил страх, его губы в первые со времени их знакомства дернулись, в этом было что то страшное, Флора отшатнулась, мальчик плотно зажал рот рукой, обернулся и побежал прочь. Флора понимала что если он сейчас уйдет то она навсегда потеряет его.
- Постой! – но он обернулся лишь на секунду чтобы она поняла что его нельзя преследовать, а потом снова побежал в лес.
Она стояла на месте, смотрела ему вслед и плакала. И когда он уже скрылся в лесной чаще она побежала за ним выронив на ходу свою корзинку.
Она долго бежала, она почти не видела его, но периодически словно указывая ей направление впереди раздавался хруст ветки или крик напуганной птицы. И вот когда она уже подумала что отстала, лес внезапно кончился. Она выбежала на опушку, на опушке стоял домик, старый и перекошенный, крыша его местами была покрыта мхом, на опушке не было цветов. А лишь несколько сухих деревьев и небольшие грядки засеянные какими-то овощами, уже стемнело и в свете убывающего месяца эта картина выглядела жутковато, словно из детской страшилки. Но кое что было страшнее самой страшной сказки, мальчик уже почти добежал до дома а на низеньком крылечке, в прямоугольнике света дверного проёма стояло нечто, человеческая фигура, в каком-то толи капюшоне, толи балахоне, толи просто в накидке, стояла неподвижно, словно статуя, в руке у неё был изогнутый, кривой посох. И хоть в свету был виден только силуэт, который мог бы принадлежать любому обычному старику, два огонька желтых глаз блестящие из под капюшона смотрели прямо на Флору, прямо В Флору, они словно чудовищный антипод глаз мальчика, злые, колючие, озлобленные огоньки желтоватого света. А мальчик все бежал, словно в замедленном действии, будто под водой, он бесконечно долго преодолевал путь до двери. А фигура на крыльце смотрела и смотрела на Флору, и словно общаясь с мальчиком, Флора все понимала «Уходи, иначе тебя, и его ждет ужасная судьба». Когда мальчик исчез в дверном проёме, Флора осталась один на один с фигурой на крыльце, её обуял страх, первобытный, не поддающийся логике ужас. Фигура на крыльце развернулась, и зашла в дом захлопнув за собой дверь, Флоре захотелось убежать, но она не убежала, «Умереть в этом лесу это не ужасная судьба, ужасная судьба это найти его и потерять, ужасная судьба это жить здесь с тобой, чудовище, жить с зашитом ртом» неожиданно взросло рассудила девочка. Она двинулась вперед, перебегая, от грядки к грядке, от одного сухого дерева к другому, постепенно она добралась до окна.
В доме была только одна комната, убранство было в ней очень простое, печка, и грубо сделанные лавки и стол, с глиняными горшками. Мальчик и старик сидели друг на против друга, у старика в руках была кривая игла, как у сапожника, и черная толстая нитка, он снова зашивал ему рот, он одновременно вытаскивал старую отслужившую нитку из губ мальчика и тут же продевал в освободившиеся отверстие иголку, и зашивал новой ниткой. При таком процессе, рот мальчика в любой момент времени оставался заштопанным. Со страхом, отвращением, и сожалением Флора наблюдала за этим процессом, однако мальчик казалось не испытывал дискомфорта по этому поводу, из его глаз ушел страх, и они снова стали теми волшебными глазами которые она сегодня видела. Старик закончил свой жуткий труд, и резко обернулся вставая с лавки, секунду он смотрел на Флору а потом быстро двинулся к двери. Флора побежала в лес, она бежала и спотыкалась, вставала и снова спотыкалась, она бежала не разбирая дороги, темнота была совсем непроглядной, довочка бежала выставив вперед руки защищая лицо от веток метивших ей в глаз, он бежала и плакала, боясь обернутся и увидеть два желтых огонька преследовавших её. Она бежала и бежала, пока не упала, и подняться сил уже не было, она свернулась клубком сильно прижав к груди изодранные коленки, и стала ждать удара посоха жуткого старика, но его не было. Вместо удара её коснулась детская рука, Флора открыла глаза и увидела мальчика, он помог ей подняться, в его глазах было беспокойство, он указал ей направление, и легонько подтолкнул Флору.
- Неееет – Флора схватилась за руку мальчика – пойдем, со мной, пойдем, ну же! Пойдем
Мальчик попытался высвободить руку, но Флора держала крепко, она плакала и просила, все громче и громче. Внезапно за их спиной хрустнули ветки, в темноте показались два желтых огонька, мальчик секунду раздумывал а потом сам схватил Флору за руку и они побежали, побежали со всех ног, Флора болталась за его спиной не на секунду не выпуская его ладонь из совей, она бежала и не могла поверить своему счастью. Старик отстал довольно скоро, а через некоторое время из чащи леса выступила поляна на которой горел костер циркачей. Циркачи ходили по краю поляны и громко кричали «Флора», мальчик взял Флору за плечи и приложил палец к губам, она поняла что им нельзя кричать, иначе они привлекут старика, она замахала руками привлекая внимание своей труппы, и громко прошептала им «Тихо», когда она снова обернулась то увидела что мальчик уже уходит в лес.
- А кто это с тобой Флора? - спросил один из братьев акробатов – он преградил дорогу мальчику
- Гвидо! – крикнула Флора – пожалуйста задержи его!
Гвидо шагнул к мальчику, мальчик метнулся в сторону, но Гвидо был очень ловок, он с легкостью перехватил мальчика, тот стал брыкаться и вырываться, к ним на край поляны постепенно сходились все участники труппы. Мальчик на секунду прекратил попытки освободится и посмотрел на Флору, в его глазах стояли слезы, он умолял её взглядом.
- Мы поможем тебе, не бойся, они мои друзья – пыталась успокоить его Флора. Но в его глазах прочитала то как сильно он был предан, какое-то страшное предчувствие закралось в её душу.
К ним подошли уже почти все, мальчик снова стал вырываться, и чем крепче его держал Гвидо, чем больше циркачей подходило поближе, чем больше вопросов они задавали, чем больше разговаривали и шумели, тем меньше мальчик был похож на себя, свет его глаз потерял разумность, он стал словно перепуганное животное, словно обезумевший от страха, он дергался и брыкался, все его лицо было залито слезами, нитки державшие его губы натянулись, но он не размыкал рта, не кричал, а только мычал и хныкал. Мистер Глистнер принес факел, и осветил происходящее, все увидели что у мальчика зашит рот.
- Господи милосердный – ошеломленной сказала Глин, метательнеца ножей – кто же это с тобой сделал? Дай я тебе помогу малыш – сказала она и вытащила из-за пояса кинжал – Гвидо! Держи лучше, что бы я его не поранила.
Гвидо перехватился по удобней, Глен поднесла кинжал к губам мальчика.
Но она успела разрезать только одну нитку, как только она её разрезала, все остальные лопнули мальчик широко открыл рот и закричал. Нитки были очень крепкими, и часть губы не выдержала и порвалась вместо нити и теперь свисала оборванным ласкутом, но мальчик кричал не от боли, он кричал, ревел, вопил, выл, плакал и смеялся одновременно, в свете факела было отчетливо видно что у него во рту нет языка. Циркачи позажимали уши спасаясь от дикого вопля, и только Флора стояла неподвижно, она вдруг поняла, зачем старик зашивал его рот, она вдруг поняла почему старик делал это именно так как делал, она поняла все, почему мальчик не хотел идти с ней, не хотел что бы Глен перерезала нить, почему побежал к старику когда заметил что нить рвется, она поняла все, и поняла то что сейчас с ней произойдет, с ней и со всеми её друзьями. А тем временем мальчик престал кричать, гвидо выпустил его из рук и отшатнулся, мальчик шагнул к Глен и ударил её в живот, Глен пролетела через всю поляну и пробила на сквозь два фургона превратив их в труху, а мальчик стал и на мальчика не похож, он стал как будто из другого мира, не мертвец, а демон, словно персонаж какой то жуткой картины, сошедший с полотна в рельный мир, такой же невозможный и невообразимый, неправильный и противоестественный, его торс и руки удлинились, на пальцах прибавилось по фаланге и появились когти, лицо превратилось в гримасу, в маску, в морду, в пародию на человека, а золотой свет глаз исчез, на его место пришла тьма, два маленьких провала в абсолютный мрак, словно две воронки засасывающие в себя свет. После того как оно ударило Глен, оно обернулось и одним ударом снесло половину лица Гвидо, оно кружилось и прыгало среди циркачей, кромсая и терзая их словно игрушки. Флора стояла и ждала пока очередь дойдет и до неё, кровь её друзей, покрывала её с ног до головы. И вот, когда последний из 19 циркачей свалился а землю, бесформенной окровавленной кучей мяса, оно повернулось к Флоре, его когтистая лапа уже занесена для удара, всего через несколько растянутых в часы мгновений она опустится на её лицо и превратит его в кусок мяса и кости. Но вдруг из чащи леса, появляются два золотых огонька, из чащи появляется старик, над его головой посох, занесен для удара, конец посоха лучится золотым светом, и он бьет тварь в спину, это почти спасает Флору, но только почти, удар монстра пришелся не в голову а в живот, удар такой силы что флору закружило словно волчек и откинуло на несколько метров, когда она упала она кажется себе что то сломала. Флора шлепнулась на землю словно пустой мешок, её голова свернулась на бок и она мертвыми глазами наблюдала как старик с золотыми глазами дерется с чудовищем.
Старик победил.
Рассвет застал старика крепко держащего мальчика, и зашивающего ему рот, когда последний стежек был закончен, хватка старика ослабла, его руки выпустили мальчика из некогда стальных объятий. Мальчик плакал своими золотыми глазами, плакал и мычал, колотил и колотил детскими ручками старика по мертвой груди, словно виня за то что тот умер. К середине дня мальчик успокоился и взял себя в руки, но прежде чем вырыть могилы для всех убитых, он обшарил пропитанную кровью одежду старика и достал от туда моток черных толстых ниток, потом взял из холодной руки старца кривую иглу и наложил себе на губы еще один шов.

URL
   

ora pro me

главная